Чт. Июл 25th, 2024

Это была одна из лучших больниц в городе. Современное оборудование, ремонт, специалисты на уровне. Только атмосфера там была не очень дружелюбная. Из-за строгости главврача его все побаивались. Но благодаря же его же жёсткому характеру и удавалось выбивать деньги из бюджета. Однако персоналу было с ним сложно. Он свысока смотрел на своих подчинённых, как бы показывая своё превосходство.

«Смотрите, это благодаря мне у вас есть хорошие условия работы». Пациенты считали удачей оказаться именно в этой больнице, но с главврачом предпочитали не сталкиваться. Слухи о его нраве шли впереди его самого. Слишком он высокомерным был, не любил опускаться до простых людей и их проблем. Только вот с влиятельными или денежными пациентами Сергей Вячеславович был более выдержанным и внимательным. Характер его заметно испортился после того, как он стал главврачом, и с годами всё больше черствел.

К своим 45 он добился не только признания, как специалиста, но и негласного звания тирана. К его счастью или спокойствию он не знал, как его ненавидят окружающие. Думал, боятся, значит уважают. Гордился своими достижениями. В тот день до окончания рабочего дня оставалось меньше часа. Сергей Вячеславович заканчивал мелкие дела, и тут его вызвали к вновь поступившей пациентке.

Пришлось идти в смотровую. На кушетке лежала старушка. Она поступила к ним с болями в животе. У медсестры были сомнения по поводу того, что делать с бабушкой, хотела мнение специалиста услышать. Сергей Вячеславович был тронут таким доверием к нему, как к специалисту, но вот вид пациентки его не впечатлил. Вечер среды, отделение почти заполнено, и тут старушка. Ему даже данные её смотреть не нужно было, и так понятно, что бабуля в преклонном возрасте. Таких лечить зачастую бесполезно. Пока будешь одно спасать, что-то другое по пути откажет. Тронешь одно, другое не выдержит.

Доктор трезво оценивал ситуацию. Есть пациенты, за которых лучше не браться. Это нецелесообразно ни с точки зрения расходования ресурсов, ни для самого человека, только продлевать мучения. В итоге, после беглого взгляда на бабушку, главврач отвёл медсестру в сторону и сообщил ей, что бабка уже не жилец. «Но вы даже не осмотрели её?» – растерялась молодая девушка. «Я увидел всё, что нужно», — с важным видом заметил доктор. «Она своё уже отжила». Там только боли в животе. Хотел уточнить сразу на УЗИ или… «Бабушка ваша уже при смерти. На лице всё написано», — оборвал медсестру Сергей Вячеславович.

Нина была в некотором замешательстве. Она, конечно, знала, что главврач — хороший специалист. И, наверное, за многолетнюю практику уже научился даже по внешнему виду определять, жилец — человек или нет. Но всё-таки нужно же предпринять какие-то попытки. Она думала, что это необходимо сделать, и хотела даже настоять на этом. Но Сергей Вячеславович так строго на неё смотрел и так категорически и резко отвечал, что она побоялась сказать что-то против. Главврач нервничал, и медсестра понимала его нервозность.

Конец рабочего дня — и тут такая пациентка. Стариков Сергей Вячеславович всегда недолюбливал. За ними нужен был более тщательный уход. И, конечно, это пациенты, которые рисковали отправиться на тот свет гораздо чаще других. Нина и сама боялась таких пациентов, всегда переживала за них. Главврач сразу сказал подчинённой, чтобы она не вздумала занимать место в палате. Велела её положить в коридоре, потому что старушка всё равно до утра не дотянет.

«У нас в пятой есть место». Нина поспешила поставить Сергея Вячеславовича в известность. «Я в курсе обстановки в моём отделении», — недовольно заметил главврач. «Нечего со старичьём возиться. Вдруг привезут того, кому действительно нужна помощь». — сказал он. «Куда ты его положишь? Ко мне в кабинет или на проходе? В коридор, бабку, понятно?» — ещё раз командовал он. Нина поспешно закивала. Потом смотрела на спину уходящего начальника, и по её телу неприятной толпой пробежали мурашки. Всё это таким тоном он говорил, как будто хлистал словами по телу. И достаточно громко. Нина надеялась, что больная этого не слышала.

Кому приятно слышать о таком отношении к себе? А ещё, если ты при смерти. Девушка посмотрела на пациентку. Бабушка лежала на кушетке без движения. Нина испуганно к ней подскочила. Старушка открыла глаза и улыбнулась. Медсестра облегчённо выдохнула. Потом она заполнила карточку и проводила бабушку в палату. Хотела ей предложить на кресле отвезти её, но-то отказалась. Сказала, что ещё есть силы, не хочет чувствовать себя беспомощной обузой. Зинаида Семёновна медленно шла. Медсестра поддерживала её за руку и не торопила, просила не спешить.

Пожилая женщина сразу почувствовала, что это хороший человек. И да, слышала она, о чём говорил врач. «Ничего приятного, но что поделаешь. Не все люди считаются со стариками. Вот и этот доктор, видимо, считает, что вечно будет молодым. Хотя и сам уже не первой свежести». Утром Сергей Вячеслав ведь уже и не помнил о какой-то бабушке, которая испортила ему настроение в конце вчерашнего рабочего дня. Такие рабочие моменты быстро вылетают из головы. Но с утра другие пациенты поспешили испортить ему настроение. Причём только начался рабочий день, а уже двое пришли с жалобами. Вот в такие моменты он не любил крутых и наглых пациентов, которые начинали свои права качать.

Главврачу пожаловались на то, что в процедурном кабинете нет медсестры. «Вечно всё не так», — злился Сергей Вячеславович. «То рука им тяжёлая, то некому ширнуть их». Доктор пошёл на разборки. Начал с процедурного кабинета. В коридоре, как всегда, была очередь. «Всё тут рядом, нет выстраиваются». Пошумел на больных, чтобы по палатам сидели, а не в коридоре стояли. А то привыкли. Это же не поликлиника. Кабинет был открыт, но пуст. Даже спрашивать не стал, давно ли ждут медсестру. Посмотрел на часы. Никто никуда не опаздывает